Сайт посвящен ламповой технике
и качественному звуку
На главную  
Статьи и схемы
Программы
Справочник
Обзоры
Книги
Библиотека
Пром.аппаратура
 
Портал для радиолюбителей



 

Обзор ламповых усилителей российских производителей

Вы когда-либо задумывались над тем, может ли аудиотехника звучать без сигнала, просто так? Нет, я вовсе не имею в виду недостатки - сетевой фон, шум входных каскадов усилителей или каких-либо воспроизводящих механизмов, коммутационные или радиочастотные помехи и все прочие, нарушающие тишину комнаты прослушивания бесцеремонные "признаки" включенного состояния аппаратуры. Я говорю о других звуках - тех, собственно, которые и звуками назвать трудно. Не я, кстати, первый это заметил: у аудиотехники бывает своя особенная акустическая аура, которая неслышимо появляется, когда вы нажимаете на кнопку Power и бесследно исчезает, как только обесточите комплекс. Но аурой обладает далеко не вся аппаратура.

Попробуйте включить какую-нибудь аккуратненькую Hi-Fi-систему - не важно, за 500 или за 5000 у.е. После того, как на ней вспыхнут индикаторы, сработают электронные коммутаторы и защитные реле, вы больше не услышите ничего - в комнате опять воцарится мертвая гнетущая тишина. Впрочем, так, наверное, и должно быть - это беззвучное свидетельство достаточного совершенства и исправности вашей аппаратуры.

Совсем иное возникнет ощущение, когда электрический ток будет вами пущен в "жилы" по-настоящему чуткой к музыке аудиосистемы! Одному Богу ведомо, какими органами чувств это воспринимается, но у вас не останется никаких сомнений в том, что звуковой воспроизводящий тракт системы открылся для музыки.

...Теперь загрузите в проигрыватель диск и возьмите в руки пульт. Сядьте и попробуйте (не включая воспроизведение!) настроиться на звуковое поле - в какой-то момент ерзанья вперед-назад-влево-вправо душа аппаратуры словно обнажится - если она есть, конечно. От музыки вас отделяет прикосновение к кнопке Play, но вы уже слышите пространство звуковой сцены - напряженное молчание установится у колонок, границы тишины свободно уходят куда-то в бесконечность, а энергия, напротив, чувствуется где-то совсем рядом. Даже легкий, едва пробивающийся шум, будто налипший на "пищалки" ваших акустических систем, не может отвлечь вас от ауры...

Если вы начали думать, что изучаете сейчас курс аудиофильской медитации, вы ошиблись. Ожидание чего-то особенного читается на лице каждого неравнодушного к музыке человека (у аудиофила его как раз-таки нет), которому включили и дают послушать неуклюжие и странные на вид монстры с лампами. Именно они сразу чувствуют дух аппаратуры. Именно им глубоко безразлично, что это за усилители - одно- или двухтактные, с трансформаторами или без, с отрицательной обратной связью или с положительной...

Эти люди - идеальные эксперты, в отличие от меня.

Я попросил Григория Чикнаверова у себя в московском салоне "Гирос" устроить тест усилителей, показанных на последнем "Российском High End". Почему? Потому что они: а) ламповые, а я давненько ничего подобного не слушал; б) сделаны в России, а не за "бугром". Он согласился.

Тестовая система была очень продвинутой: компакт-дисковый транспорт Audiomeca Mephisto, цифроаналоговый преобразователь Audio SyntheBis DAX-2, цифровой кабель Illuminati D-60, межблочный - Wire World Eclipse (RCA), колоночный - AudioQuest Clear (bi-wiring), акустические системы Living Voice Auditorium и Magnafe Vintage 720, фильтр сетевого питания Gubin Lab GS-500.

Теперь перейдем собственно к усилителям.

МАГ 3.5

Большинство тех или иных технических конструкций своим появлением обязано идее. Или же технической задаче, которую ставит перед собой разработчик. "МАГ 3.5" не имел ни того, ни другого. В московской лаборатории SAS его соорудили быстро и спонтанно. Просто однажды Юрий Анатольевич Макаров с кем-то поспорил, что сумеет сделать недорогой ламповый однотактный усилитель с настоящим аудиофильским звучанием, и сделал его. Пари было выиграно.

Кстати, несколько слов об авторе "МАГа". Московским аудиофилам этот человек наверняка известен. Первый и очень серьезный шаг в высококлассную аудиотехнику Юрий Анатольевич сделал еще в середине восьмидесятых - превосходный по тем временам предварительный "Неофит" с виниловым корректором был затем повторен невероятным количеством клонов - 30 штук. Теперь Макаров вместе с коллегами занимается конструированием очень серьезного "хай-энда". В активе компании уже есть удивительно выразительный однотактный "Maestro Grosso". На очереди - не менее грандиозный "Impressario". Параллельно с ними фирма Макарова занялась выпуском своего удачливого "МАГа" - этот скромный усилитель за свою короткую полугодовую историю привлек к себе огромное внимание.

Чем? Григорий Чикнаверов, с чьей легкой руки усилитель и пошел в серию, утверждает, что "МАГ" удивляет всех своей ценой и звучанием. "Звуковики" же находят очень неординарной саму схемотехнику аппарата. На первый взгляд, это простой двухкаскадный усилитель, оборудованный несуразно энергоемким блоком питания (прикидочные расчеты показывают, что у "МАГа" на каждый ватт выходной мощности приходится почти 40 джоулей энергии питания!) и имеющий на выходе тщательно подобранные двухкатушечные трансформаторы разработки Владимира Сергеевича Осипова. Вместе с тем, многие находят сомнительным применение в цепях питания недорогого полупроводникового моста с дросселем (такая система может являться источником помех в широком диапазоне частот), а также включение в анодные цепи ламп очень больших электролитических емкостей (чревато проявлением эффекта "электрической абсорбции"). Ну, а кроме того, в "МАГе" лампы работают в таком режиме, который может привести к генерации усилителем 3-й и 5-ой гармоник на выходе...

Короче, такой усилитель звучать не должен.

"Дитя импровизации" - лично я так бы окрестил этот усилитель - между тем действительно звучит. Не совсем "однотактно", если говорить о первых впечатлениях, и даже не совсем "лампово", если прислушаться повнимательнее. Тем не менее, наличие некоторых до боли знакомых "хайфайных" строгих ноток все-таки не может отвлечь от магии "МАГа".

Во-первых, бас. Он достаточно ровен, на редкость глубок и неплохо структурирован - его контроль для 3,5-ваттного однотактного "усилка" великолепен! Отсутствие же должного запаса по динамике простителен - как-никак, "МАГ" создавался не для того, чтобы покорять жирными басами рокеров и рэпперов.

Во-вторых, звуковая сцена усилителя отличается очень редким свойством правильно менять масштаб: симфонические и оперные произведения звучат открыто и пространственно, с острейшей локализацией и выдающейся глубиной; на роковых вещах масштаб укрупняется, появляются границы, нисколько не потерявшие своей острейшей локализации источники выходят на первый план и образуют живую рельефную группу. Здесь же ощущается и огромный энергопотенциал аппарата - даже на динамических контрастах "МАГ" безупречно "держит" сцену и лишь начинает подавать признаки окраски. Но где ж обещанные гармоники?

Вот где. Самое невероятное - это разрешение "МАГа". Заметьте, не детальность по верху, а именно неестественно высокое разрешение в средней полосе частот. Хорошо это или плохо? Мы, напомню, имеем дело с "тихим" усилителем, где столь высокое разрешение (без эффекта компрессии!) может только приветствоваться. Тут и сыграли, видимо, свою роль те пресловутые 3-е и 5-е гармоники: их величина сопоставима с сигналами низкого уровня - вот они и дают эффект усиления тихих деталей. К сигналу средней амплитуды величина гармоник остается мала -вот их и не слышно. Гениальный компромисс!

Порадовали также быстрота атаки этого усилителя, а также его относительная нейтральность. Звук информативен, ровен и по-"хайфаевски" - в лучшем смысле этого слова - выверен. Некоторое огорчение вызывает лишь воспроизведение верхнего диапазона. В звучании есть некоторый "песочек" (вот оно - дешевое "железо" в выходных трансформаторах!), а порой даже искажения (видимо, помехи примитивного "диодного" питания).

Однотактный ламповый двухкаскадный усилитель открытого типа без цепей отрицательной обратной связи, оборудованный раздельными регуляторами громкости на каждый канал и раздельными селекторами для двух линейных входов. Входной каскад реализован на двойных триодах 6Н1П (по одному на каждый канал), выходной - на лучевых тетродах 6П3С (по два), включенных триодом.

Весьма глубокий и быстрый бас, точнейшая звуковая сцена, высочайшее разрешение в средней полосе
ОГОРЧИЛОНаличие слышимых искажений в верхней полосе частот и недостаточный запас по динамике в нижнем басе

Первый

Жаль, электротехнику в МАИ нам не преподавал доцент, кандидат технических наук В.В. Половинкин. Потому как Василий Васильевич в то время был увлечен тем, чем и я, будучи студентом, - аудиотехникой. Правда, мне, озабоченному доводкой кассетного зомби "Маяк МП-233 Стерео", даже не снились ламповые усилители, которые в свободное от преподавания время делал для себя В.В.

И вот минул десяток лет. Передо мной стоит оригинальный и аккуратно сделанный усилитель Половинкина, подготовленный для серийного производства на фирме РВЕ Labs. И, может быть, не только я один оценю ту рациональность и логичность его конструкции, которая, кажется, отражает в себе стиль былой ламповой авиационной электроники. Впрочем, судите сами.

Взяв за основу мощный триод косвенного накала БС33-СВ-лампу, по отзыву многих, в высшей мере многообещающую, но вместе с тем и крайне дурацкую, автор аппарата много сил потратил на то, чтобы не только обеспечить ей особые режимы работы, но и этим снять с нее умопомрачительную мощность в однотактном включении! Хитрость "Первого" - в многокаскадном предварительном усилении сигнала. В упрощенном виде процесс выглядит так: сигнал проходит входной каскад, затем поступает в каскад компенсации ("ноу-хау" этого усилителя), имеющий, грубо говоря, обратную характеристику нелинейности "кривой" выходной лампы, и после усиливается предоконечным драйвером.

Применение исключительно "тесловских" Е88СС не случаен - малый разброс параметров этих лампочек позволил очень точно выдержать баланс всех токов в усилителе и стабилизировать их на выходной лампе, что очень важно. Также примечательно, что во всем этом хозяйстве есть только один проходной конденсатор (высококачественный безиндукционный) и нет никаких цепей ООС.

Питается машина от двойного тороидального трансформатора с блоком стабилизации на П-фильтре (энергоемкость системы примерно 5 Дж на 1 Вт выходной мощности) и выдает звук на высококачественные "выходники" с воздушным зазором, собранные по бескаркасной технологии на сердечнике типа ПЛ (толщина ленты всего 0,09 мм). Тонкий расчет видится даже в выборе деревянной лицевой панели для усилителя - такой, гармонирующий с мебелью, дизайн, нравится женщинам.

Зная, насколько важна критика в адрес изделия, с которым фактически дебютирует разработчик (не случайно же оно названо "Первым"!), с нее я, пожалуй, и начну.

Настораживает характер передачи низкочастотного спектра, Высокий бас чуть недоструктурирован, средний - не слишком линеен, а нижний, "инфра" - недовыражен. Похоже, что низ у "Первого" сознательно отфильтрован. Подобный прием иногда оправдывает себя - он позволяет снизить искажения на выходе усилителя, поскольку самые низкие - одновременно же и самые сильные по амплитуде - сигналы как раз-таки могут служить причиной искажений. И вовсе не случайно "обрезания" малоинформативной "инфры", которую большинство акустических систем не воспроизводит, не гнушаются и на Audio Note. Правда, делают там это очень осторожно. Так что я надеюсь, ничто не помешает решить проблему с басом в "Первом".

Усилитель обращает внимание своей неординарной звуковой сценой. Она не отличается геометрической правильностью - значительно выходит за пределы стереобазы и даже словно окружает, что весьма забавно и удивительно, потому как сама локализация очень четкая. Но я бы предпочел сцену поточнее.

Еще одно замечание относится к разрешающей способности - она средненькая. Думаю, это "заслуга" 6С33-СВ (правдивое разрешение от этих ламп я имел возможность услышать лишь однажды, и то в уникальном бестрансформаторном усилителе), Детальность -да, пожалуйста, сколько услышишь, что и есть у "Первого", а вот разрешения - мало. Стоит только оркестру с замиранием сердца снизойти до пианиссимо, как туг же звучание, до сих пор богатое и живое, становится призрачным - оркестр будто уносится в открытый космос, где нет никакой атмосферы.

Во всех остальных аспектах дела у "Первого" обстоят великолепно! Он чрезвычайно быстр и динамичен - безупречная атака, выдающаяся экспрессия и ясность на динамических контрастах. Он очень прозрачен - проработка верха у него такова, что ей позавидуют многие более дорогие усилители (удались все-таки "выходники"!). А что более всего меня покорило, так это очень разборчивая, гармоничная, изящная и богатая на нюансы середина - иначе, "голос" усилителя. Даже в сложнейших диссонансных пассажах "Первый" сохраняет в звуке артикуляцию и телесность. Может быть, немного претерпевает изменение эмоциональная подоплека воспроизводимого - певцы становятся словно моложе, нахальнее, однако уже одно то, что усилителю не чужда эмоциональная чуткость, выдает в нем незаурядность.

Интегральный однотактный ламповый усилитель закрытого типа, оснащенный селектором для четырех линейных входов, регулятором баланса и регулятором громкости. Входные каскады и предоконечные драйверы построены на триодах Tesla E88CC (по три штуки на канал) без цепей ООС, но с использованием патентованной схемы компенсации нелинейности выходных каскадов, которые, в свою очередь реализованы на 6С33-СВ.

Динамичность и быстрота, выразительность и ясность проработки звука в средней и высокой полосе частот
ОГОРЧИЛОДеликатность проработки "фоновой" атмосферы и самых тихих музыкальных звуков оставляет желать лучшего

Три В "Oberton"

Еще одна очень серьезная попытка извлечь музыку из бочкоподобного триода 6С33-С. Авторство принадлежит Владимиру Стародубцеву - человеку, что известен поклонникам тех самых ламповых усилителей "Прибой" (реализованных на лампах 6Р3С), которые еще в эпоху крушения Застоя буквально каким-то чудом были запущены в серийное производство в Таганроге и затем недолго, зато повсеместно продавались в ГУМах. С тех пор название "Прибой" сменилось на "Три В" (означает: "Высокая Верность Воспроизведения"), а на суд публики был вынесен еще ряд конструкций ламповых усилителей, в том числе и однотактных...

Замечу, что предпоследнюю попытку подчинить мятежную лампу КБ "Три В" предприняло в 1997 году, выпустив однотактный усилитель "Mustang". Определенный прогресс в постижении тайны 6С33С обнаружился, но в целом аппарат не оказался избавлен от некоторых досадных недостатков. Когда же я вновь услышал о скором выпуске нового, причем существенно более дорогого однотактного усилителя "Oberton", я стал ждать чего-то сверхнавороченного и выдающегося. Тут, видимо, шутку со мной сыграло недавнее знакомство с моноблоками 100SE французской компании Кога - в них разработчики разве что провода не додумались вывернуть наизнанку, чтобы заставить петь лампы, предназначенные для источников питания.

Итак, "Oberton" подключен к нашей тестовой системе. Это усилитель с оригинальным полузакрытым корпусом, в котором снаружи красуются только 6С33-СВ. Внутри же вы найдете очень плотной и рациональной компоновку входных трактов, которые сделаны абсолютно симметричными и к тому же оптимизированы для сокращения до минимума пути прохождения сигнала.

В довершение ко всей этой красоте вы также увидите два сетевых трансформатора и блоки питания, в которых используются мосты на очень хороших военных диодах, а также пару мощных двухкатушечных выходных трансформаторов, о совершенстве которых мне сказать пока что-либо трудно. Зато кое-что сразу отмечу в отношении других электронных элементов: очевидно, проблеме качества радиодеталей в "Три В" стали уделять гораздо больше внимания. Хотя кому-то наверняка будет жаль, что входные разъемы RCA у него не позолоченные...

Не скажу, что я где-то подобное уже слышал, но в звучании этого аппарата явно присутствуют характерные однотактные нотки, в которых чувствуется крепкая, но не слишком-то оригинальная западная школа. Усилитель сразу погружает вас в музыку - звук открытый, реалистичный и весьма отличающийся от простоватого и чуть басовитого саунда предшествующего ему "Mustang". Относительно тембрального баланса можно заявить, что "Oberton" в целом ровен. А совсем небольшой подъем по басу только подначивает испробовать его с другими колонками, у которых была бы такая же высокая (96 дБ/Вт) чувствительность, что и у Living Voice.

В звучании практически нет следов искажений, а есть лишь та самая и, кстати, многим любимая у однотактников слегка яркая музыкальная подкрасочка, вызванная, скорее всего, небольшим обогащением спектра вторыми гармониками. Чистотой и прилежностью отличается и верхний диапазон - правда, какого-то истинного откровения ему все же недостает.

Усилитель не позволяет себя квалифицировать "тихим" - запас по динамике неплохой, впрочем, во всей воспроизводимой полосе. А что касается самого интересного - музыкального разрешения, то здесь "Oberton" немного выигрывает у "Первого", воспроизводя тонкие детали естественней и надежнее. Увы, этот комплимент не относится к басовому диапазону - чем ниже спектр воспроизводимых музыкальных инструментов, тем меньшей детальностью отличается их звучание. От этого и возникает впечатление, что бас у этого усилителя где-то чуть прилизан, а где-то, напротив, звучит некомфортно. Вот только стоит ли уделять этому внимание? Вообще-то, стоит. Но не нужно забывать, что в ламповых аппаратах бас - штуковина шибко загадочная. "Oberton" лишь показывает, что он не является исключением из правил.

Меня, например, больше насторожила сцена (страдает недостаточно четким разделением между планами, особенно дальними), а также то, что "Oberton" эмоционально отстранен. Подобное качество - просто находка для транзисторных суперусилителей типа Mark Levinson. Любой же ламповый аппарат идеальностью блистать не может, а значит, единственный путь к сердцу меломана пролегает для него там, где усилитель сможет прочувствовать музыку буквально каждым электроном.

Однотактный ламповый трехкаскадный усилитель мощности полуоткрытого типа, оборудованный регулятором громкости и построенный по полностью симметричной конструкции с минимальной длиной звукового тракта. Входной и предоконечный каскады реализованы на двойных триодах 6Н23П и 6Н1П соответственно (по одному на каждый канал), выходной - на триодах 6С33С (один на каждый канал).

Надежное, реалистичное и по большинству наиважнейших качеств хорошо сбалансированное звучание
ОГОРЧИЛОЭмоциональная отстраненность

MVM "Bohemia"

Я, к стыду своему, не знал, что такое "MVM". Оказалось, все просто - это "ММЛ". То есть "Московский Музей Ламп". Не знаю, почему так загадочно решил окрестить свою "домашнюю" фирму Игорь Бабайцев, но думаю, у него были веские причины. Впервые же я с ним познакомился два года назад на московской фирме Gubin Lab (усилители с этой маркой уже бывали в тестах "CAV"). Теперь Игорь взялся за собственный проект, хотя не перестает поддерживать и начинания Игоря Альвияновича Губина - признанного, надо сказать, мэтра русского лампового звука. Впрочем, этого можно было ожидать - уж очень разнятся подходы этих аудиоинженеров к конструированию усилителей: Губин решителен и дерзок в своих разработках, Бабайцев осторожен, вдумчив и имеет склонность следовать старинным "рецептам".

То, что он затеял, - это грандиозная аудиосистема с ламповыми усилителями, работающими в паре с уникальными однополосными (!) колонками, которые демонстрировались на недавно прошедшей выставке "Российский High End'98". Справедливости ради, следует отметить, что "Богемией" называется вся система Бабайцева. Но ведь и важная составная часть ее - однотактный усилитель на прямоканальных триодах - тоже имеет право носить такое поэтичное название.

Конструкцию "Bogemia", помещенного в аккуратный немагнитный корпус производства известной питерской фирмы Past Audio, интересно изучать с конца. На выходе - знаменитые своей оригинальностью губинских двухкатушечные трансформаторы с параллельным включением обмоток и С-образным сердечником. Но с небольшой доработкой - коэффициент их трансформации составляет всего 1:30 (обычно же выбирают 1:22, чтобы снять максимальную мощность с бедняжки-лампы). В роли оконечного каскада выступают тщательно подобранная пара Vaic W30DB-SL или их саратовские и "светлановские" аналоги. Перед ними стоит драйвер на редко используемых триодах Е182СС ("Так надо", - комментировал, загадочно улыбаясь, их присутствие Игорь Дмитриевич). На входе же стоит обычный линейный каскад.

Блок питания усилителя весьма наворочен и имеет два трансформатора - помощнее используется для анодных цепей, контуров накала кенотрона и драйверных ламп, послабее - для оставшихся цепей, где требуется стабилизированное питание. Последнее возложено на кенотрон GZ-33. Вместо него можно поставить и GZ-34, и 5Ц3С, но лучше... Об этом после.

Сразу сделаю оговорку - в усилителе, взятом на тестирование, были установлены саратовские 300В (на фото - W300B-SL). О возобновлении выпуска этих ламп когда-то много говорили, но до сих пор внятного мнения об их звучании в популярной специализированной прессе не встречалось. Так что г-н Бабайцев шел на определенный риск, когда скрепя сердце вынимал из аппарата полюбившиеся "вайши".

На звуке это отразилось сразу. Во-первых, новые лампы были еще плохо прогреты - звучание имело легкие агрессивные нотки. Во-вторых, несколько сместилась энергетика усилителя - до сих пор абсолютно ровная во всем музыкальном спектре, она переместила свой центр тяжести в более низкую область. Иных же изменений не было. И слава Богу!

Это все к тому, что в Саратове делают весьма хорошие 300В. Потому как они не изменили в звучании "Bohemia" главного - эмоциональной проникновенности. Очень точно кто-то подметил: слушая музыку на этом усилителе, начинаешь так сопереживать музыкальному действию, что впору вскочить с кресла и бежать в ближайшую аптеку за сердечными каплями. Я с этим полностью согласен - трудновато найти аналог такому откровенному и одушевленному звучанию. И это - при всем том, что формально у "Bohemia" можно найти некоторые недостатки.

Не получается у меня описывать этот аппарат привычными аудиофильскими терминами. Ну, чуть-чуть "мажет" сцену на заднем плане этот усилитель и иногда позволяет себе небольшую расфокусировку источников на краях стереобазы. А что с того, если я скажу: усилитель достаточно динамичен и быстр, легко справляется со всеми музыкальными жанрами, но на очень жестких динамических контрастах его звучание может обретать сильную резкость и яркость. (Впрочем, захватывающую дух.) Или как вообще понимать труднопереводимое: "Обладает глубоким и гибким гармоническим разрешением..."?

Последнее понимайте так: "Bohemia" по-настоящему поет, а не воспроизводит музыку. И вот почему Игорь Дмитриевич предпочитает использовать в стабилизаторе кенотрон GZ-33 - от замены этой, казалось бы, второстепенной лампы (Не совсем, в однотактных усилителях кенотрон стоит на пути звукового сигнала. - Прим. ред.), многое меняется. GZ-34, например, чуть сдерживает эмоции, зато дает еще более ясный и линейный саунд. 5Ц3С вообще выводит усилитель на грань аналитичного звучания. Вот только стоит ли городить огород из ламп и трансформаторов, когда есть куча полупроводниковых моделей с математически точным звуком?

Однотактный ламповый трехкаскадный усилитель мощности открытого типа, оборудованный регулятором громкости и селектором для четырех линейных входов, включая один в стандарте DIN (пятиштырьковый). Входной каскад реализован на двойном триоде 6Н8С (один на оба канала), предоконечный драйвер - на Е182СС, выходной - на прямоканальном триоде Vaic VV300B-SL. В аппарате нет цепей ООС и используется выпрямитель анодного питания на кенотроне GZ-33.

Откровенное и одушевленное звучание.
ОГОРЧИЛОНебольшая потеря фокусировки в "трудных" местах звуковой сцены и скромный запас по динамике

Old Timer "Yellow Single"

Постоянные читатели нашего журнала уже заочно знакомы с Александром Витальевичем Таримом из Днепропетровска по статьям "В поисках русского sound's" ("CAV" N4 за 1997 г.). Его публикации, покушающиеся на устои High End Audio и предложившие альтернативу - Tereffic High Audio ("ужасно высокое аудио" или же просто "кайф несусветный", как предложил перевод автор), имели большой отклик.

И вот наконец нам выпала возможность ознакомиться с техникой, которая, по замыслу Александра Витальевича, может наглядно олицетворять собой то самое новое Te-Hi-видение аудиотехники. Это два огромных и тяжеленных моноблока "Yellow Single", выполненных с постижимой только самим Таримом ортодоксальностью. Стилизованная под старину табличка "Old Timer", фигурный, филигранно выполненный из дерева корпус и толстая медная пластина (экономные японцы удавятся) - все это намекает на то, что к дизайну усилителя имеет отношение чуть ли не сам дедушка Эдиссон. Правда, ему в кошмарном сне не могло присниться то, что у "Yellow Single" внутри (см. описание конструкции).

Что всем этим хотел сказать Тарим? Пентоды, в частности 6ЖВП, обладают особым эстетским архивным звуком. Именно пентодное начало хотел дать своим изделиям разработчик - привнести в звучание неприкрытую суетность, грубость, мимолетность и даже ореол одиночества. Потому и выходной каскад он "запустил" в класс "А2" (с заходом в сеточные токи), что дало аппарату не только большую динамику, но и усилило пентодный "привкус". Вот его-то мы сейчас и "попробуем".

Что-то страшно даже включать этот усилитель "с бульвара Капуцинов" (интересно, есть ли таковой в Днепропетровске?). Впрочем, он уже давно включен, прогрет и ждет, когда ему предоставят слово.

Начнем с самого простого и банального - с перечисления недостатков, благо их немного. "Yellow Singi" чуть размягчает бас с понижением частоты спектра звучания инструментов и, может быть, недостаточно уверенно прорабатывает детали в более высоком басе. Совсем незначительно нарушена сцена, хотя данный недочет относится только к конкретно этой паре усилителей - моноблоки чуть-чуть по-разному "играют". Все остальное, что может характеризовать "форму" звучания, у "Yellow Single" на уровне: и линейность, и динамика, и разрешение...

Гораздо интереснее следить за "содержанием" звучания этого усилителя. Первое, что сразу обращает на себя внимание и даже пугает, - он форсирует... время. Какой-то парадоксальный эффект - любимая вокальная четырехминутная композиция у Dead Can Dance пролетает за одно мгновение! Нет, с проигрывателем все в порядке - все это проделки "Yellow Single". Космическая грусть в голосе певицы теряет статику и, влекомая неведомым ускорением, обретает волнение ожидания какой-то катастрофы. В иных местах до селе строгих голосов хор словно принял по сто грамм. Где-то усилитель из голосов высек искру, где-то придал наглости, где-то добавил настоящее блюзовое раздолбайство, не потеряв одновременно в этом и характерной для блюза черной печали. В общем, дико любопытно общаться с этой техникой. Усилитель провоцирует вас послушать то "Санта-Лючию", то "Вагончик тронется", то "Reload" "Металлики", то еще что-то - что там у вас есть?

Этим "Yellow Single" и близок к музыке. Такое сочетание мощнейшей аналитичности звучания ("формы") и такого же высокого музыкального артистизма ("содержания") не найти больше ни у кого'. Многие люди с удовольствием погрузятся в мир "Yellow Single", где все живет по другим правилам - в другом измерении, с другими скоростями, с другой, порой и вовсе обескураживающей, интонацией, но очень близко к изначальному смыслу. Хотя, многие - те, кто не смогут довериться такому звуку на ментальном уровне, - этот усилитель возненавидят.

Кстати, насчет временного эффекта. DH очень сильно зависит от используемых систем. Стоило нагрузить аппарат на "Магнаты", как звук тут же притормозился и стал более вкрадчивым и осторожным. Сам же Тарим говорит, что его усилитель лучше стыковать с акустикой Jamo серии Contour, тщательно подбирая абсолютную фазу подключения колонок. Вот тогда вы ощутите себя японцем в саду камней, наедине с музыкой.

Однотактный трехкаскадный ламповый моноблок открытого типа с регулятором входоной чувствительности. Полукиловаттный сетевой ленточный трансформатор обслуживает 8 источников питания, не считая цепей накала. Два контура с выпрямителем на подобранных германиевых диодах дают энергию драйверу на тетроде 6П3С-Е. Целых три схемы питает жестко стабилизированным током (в процессе задействовано: диод 6С19, два кенотрона 5Ц3С и два газовых стабилитрона СГ-1П) входной каскад на пентоде 6Ж8П. И еще три раздельно питают анодные цепи и подают смещение на огромную, сияющую, как огонь, "бутыль" ГМ-70. За ней находится выходной трансформатор Bertolucci, изготовленный в маленькой стране Сан-Марино. А еще вы обнаружите одинокую проходную емкость, провода Kimber Kable, которыми осуществлен монтаж с учетом направленности и цвета, а также немного электролитов Rubicon.

Артистизм и фундаментальность
ОГОРЧИЛОО них неинтересно даже говорить

Резюме

Вешать "лейблы" всяких номинаций эксперту нелегко даже на ту безликую аппаратуру, что тоннами производится и продается независимо от того, болтается ли на ней бирка "Best Buy" или нет. А здесь еще все во сто крат сложнее - оценка превращается в муку. Людей, создавших все эти усилители, знаешь в лицо, а потому и получается так, что оцениваешь будто не их технику, а их самих. Поэтому - никаких призов!

Просто поделюсь впечатлениями. Больше всего мне понравился усилитель "Bohemia". Ничего более чуткого, певучего и трогательного я не слышал. Не знаю, как сыграется он с другими акустическими системами, но одно уже очевидно - он стоит любых трудов по подбору оптимальных колонок. Чуть-чуть уступил ему Old Timer "Yellow Single" - сильно смутил ярко выраженный эффект, который я бы назвал "машиной времени". У такого звучания будет столько же противников, сколько и поклонников (что, впрочем, и хотел доказать Александр Тарим). Прошу заметить, что цена этих грандиозных моноблоков меня как раз не насторожила - разве можно оценить шедевр в каких-то у.е.?

Наилучший показатель качество/цена (если он вообще применим к испытанным ламповым усилителям), по-моему, у двух аппаратов - "МАГ 3.5" и "Первый".

Первый, простите за каламбур, за свою действительно скромную цену, дающую возможность почувствовать прелесть интеллигентного и информативного воспроизведения, несмотря на наличие "хайфайных" интонаций. Второй, то есть на самом деле "Первый", - за дерзость и умение трактовать даже современный экстремальный музыкальный материал. К тому же этот усилитель обладает редкой способностью раскрывать неожиданные и доселе неведомые многим нюансы при воспроизведении стареньких записей вроде того же Элвиса Пресли, Deep Purple или King Crimson, которые всем известны чуть ли не наизусть.

И, наконец, таганрогский "Oberton". Я лично ничего не имею против. Это очень грамотный усилитель. Может быть, как раз таким и должен быть аппарат за 2000 долларов, чтобы рассчитывать на популярность среди аудиофилов, которым пока не "потянуть" более дорогой и именитый заморский однотактник.

Артур Соколов
Журнал "Салон АВ"